Кавминводы сегодня
Поиск
Блогер Анатолий Крячко о региональных чиновниках, развитии региона КМВ и соцсетях, которые затягивают
«Блогосфера – практически моё рабочее место»
20 августа 2014 21:50

Заместитель главы администрации Изобильненского района по экономическим вопросам, начальник отдела городского хозяйства в Железноводске, а теперь зам главного редактора по информационным технологиям в «Открытой газете» Анатолий Крячко по совместительству является одним из топовых блогеров Ставропольского края. «КМВ сегодня» поговорил с Крячко о социальном самочувствии жителей Кавказских Минеральных Вод, наиболее злободневных темах Ставропольского края и о том, насколько сложно было представителю старшего поколения осваивать Twitter и LiveJournal.

– Анатолий, в своём первом посте в ЖЖ вы упоминаете о том, как были сокращены на работе в администрации Изобильненского района после обращения к губернатору и президенту. Что это было за обращение? Именно эта ситуация сподвигла вас вести свой блог в интернете?

– Свой блог в ЖЖ я завёл в тот момент, когда нужно было публично дать весьма объективный и жёсткий отпор людям, которые льют на тебя грязь и сживают. Если говорить обо всём этом вкратце: пришёл новый руководитель края [Валерий Гаевский], начала меняться команда на местах. Я ведь не сам ушёл, пригласили в кабинет к новому руководителю и сказали: «Вот вам бумага, вот карандаш пишите заявление».

Я категорически с этим был не согласен. Не с тем, чтобы уходить, а с таким подходом. Просил соблюсти все нормы действующего трудового законодательства. Я публично открыл аккаунт в ЖЖ и начал писать о своей проблеме. Даже не о том, что уволили несправедливо, а том, что всё это был очень нехороший ход со стороны тех, кто меня изживал. Постами в ЖЖ я сказал своим недоброжелателям: «Будете меня обливать грязью, клеветать и поступать не по закону всё будет в ЖЖ Медведева (бывшего тогда президентом). Я буду стучаться везде и всюду».

В Изобильном я трудился чуть более четырёх лет: работал открыто, достаточно публично, с учётом всех тех инноваций, которые шли, даже не на региональном уровне, а на федеральном. Особенно этому способствовал закон «О раскрытии информации», который сначала коснулся государственных служащих и органов исполнительной власти, потом и муниципального уровня. На протяжении всех этих лет я занимался вопросами открытости власти, вопросами публичности.

Я был инициатором обращения к Валерию Гаевскому, который тогда исполнял обязанности губернатора Ставропольского края. Это было очень крепкое по содержанию обращение к главе края по поводу происходящего в районе – там многое не соответствовало взглядам открытости и трендам, которые были заданы федеральным центром. А потом я всё-таки обратился к Дмитрию Анатольевичу Медведеву в его «Живом журнале»: «Вы заявляете «Россия – вперёд!», требуете открытости – вот, пожалуйста, посмотрите на мой пример. Конкретный муниципальный служащий, конкретная ситуация – смотрите, что происходит».

В то время моё начальство предположило, что я все эти вещи могу писать только с рабочего места и мне, как куратору нашего интернет-портала, даже отключили доступ в сеть. Они предполагали, что я с рабочего компьютера обращаюсь к Медведеву. Понятно, что я писал это не в рабочее время и не с рабочего места. Кроме того, люди, ограничившие мне тогда доступ в интернет, не понимали сути ведения ЖЖ и конкретно блога Медведева. Понятно, что модераторы пропускали информацию, те или иные обращения, но ведь это неофициальная форма обращения и далеко не факт, что Медведев это читал. Однако я достаточно умело пользовался их незнанием: скидывал скриншоты из ЖЖ, что приводило в ужас всех, кто не понимал, что публикация этого ещё не означает предпринятых действий.

Я всем показывал, что власть может быть другой. Когда люди во власти занимаются тем, чем должны заниматься. И это ведь прописано в законе, я ничего особенного не делал, только строго выполнял предписанные мне законом обязанности. А меня в прямом смысле слова сживали, особенно после того, как я поехал и передал своё письмо Гаевскому. Казалось, можно работать честно, но твои недруги подключают журналистов, и ты становишься идиотом в глазах населения. Была публикация о том, что я якобы украл 400 миллионов рублей в Изобильном. Мне стыдно было ходить после этого по улицам, тем более в Изобильном, где все друг друга знают.  

Большинство активных пользователей социальных медиа – люди до 30 лет. Как получилось, что вы, как представитель старшего поколения, решили освоить тот же LiveJournal или Twitter?

Вообще всё началось с того, что в Изобильненском районе мы начали делать портал органов местного самоуправления. Мы обучали специалиста администрации села или посёлка: как на страничке своего муниципалитета разместить всё, что было необходимо тогда по законодательству в плане информационной открытости органов местного самоуправления и исполнительной власти.

После увольнения я сразу понял, что соцсети в моём случае были единственной возможностью дать объективную картинку того, что происходило. Я очень быстро включился во всё это и достаточно комфортно стал там себя чувствовать. Со временем я появился и в «Твиттере», и в «Фейсбуке» это очень здорово помогало на новой работе. Был период, когда мы создали саморегулируемую организацию в сфере управления недвижимостью. Сами понимаете, что ЖКХ социально напряжённый сектор экономики. И вот тогда с помощью того же «Твиттера» мы очень быстро общались, информация распространялась молниеносно. Мы обсуждали законопроекты, изменения, дополнения и напрямую участвовали во всех этих вещах посредством соцсетей. И за период работы в сфере ЖКХ, и в период работы в саморегулируемой организации я ещё больше втянулся в этот процесс до сих пор общаюсь в «Фейсбуке» и «Твиттере» с руководителями и чиновниками федерального уровня. А если говорить про сегодняшнюю ситуацию, то когда ты высказываешься в соцсетях, доносишь до людей свою позицию и видишь, что на это есть реакция, это очень сильно затягивает.

– В настоящее время в ЖЖ на вас подписаны почти 400 человек, ещё 3 400 подписчиков – в «Твиттере». Как развивался ваш блог?

Честно, я не знаю, как он развивался. Я говорю это как потребитель услуг интернета. Я не знаю, что там происходит я пишу, рассказываю, а мне приходит сообщение, что некий пользователь хочет добавить меня в друзья. Видимо, людям интересно то, о чём я пишу, а развитие блога происходит без моего участия. Люди читают, люди смотрят, людям интересно и они подписываются.

Немаловажную роль в этом также сыграли средства массовой информации. Когда образовывался «Общероссийский народный фронт», я достаточно активно участвовал в его создании, и в ходе этого процесса меня заметили СМИ, некоторые даже приезжали ко мне. И, как часто бывает: заметят человека журналисты, и тут же наблюдается резкий всплеск интереса к нему в интернете. В моём случае было именно так. Я не гонюсь за большим количеством подписчиков и совершенно ровно дышу к этому. Я не СМИ, я не ставлю себе цели, чтобы меня читало наибольшее количество пользователей. И к тому же, я не профессионал в этой области, ведь если речь идёт о раскрутке, для этого нужно быть профессионалом. Я же не профессиональный блогер, но я отдаю себе отчёт в том, что мои читатели профессионалы.

– А кто ваши подписчики?

Тех, с кем я общаюсь, можно пересчитать по пальцам. Есть федеральные депутаты, есть журналисты, есть коллеги по саморегулированию в сфере ЖКХ, есть блогеры местные. Не сказать, чтобы мы дружим, но в соцсетях достаточно активно общаемся.

Сам я зациклен на гражданской позиции всем, что связано с политикой наших региональных властей и ЖКХ. Я пишу своё понимание той или иной ситуации. Те годы, что я проработал служащим, сначала государственным, потом муниципальным, накладывают определённый отпечаток на стиль блога, и я порой удивляюсь, что кому-то это интересно. Однако такие люди есть. Кому-то интересно просто читать, а кто-то ещё и комментирует.

Вообще ЖКХ и общая политическая обстановка в крае – самые злободневные для вас вопросы?

– Для начала стоит рассказать о том, как я попал в эту сферу деятельности. После сокращения в Изобильненском районе через некоторое время меня пригласили в Железноводск, руководителем отдела городского хозяйства. Я категорически не хотел идти туда работать, но ситуация так сложилась – нужно было на что-то жить.

У меня базовое экономическое образование, и когда я стал заниматься городским хозяйством в Железноводске, то посмотрел на это не с точки зрения жэкэхашника, которым я никогда и не был, а с точки зрения экономиста. А как смотрит экономист? Он в первую очередь смотрит в сторону бюджета: как привлечь туда дополнительные средства. А раз я отвечал за отрасль городского хозяйства, то мне было очень интересно узнать, как же получают крупные деньги из федерального бюджета такие города, как Ставрополь или Пятигорск. Понял, что надо выбивать деньги. Никто в меня не верил, на меня смотрели в Железноводске как на ненормального, который рассказывает сказки. В результате мы просили 200 миллионов рублей, а нам дали 840 миллионов. В общем, получилось, и тема затянула. Именно отсюда началась моя любовь к ЖКХ, к её жилищной сфере – всё, что у меня есть в ЖЖ, всё это касается именно жилищной сферы.

А что касается политики, то меня завела та ситуация, которая была в Изобильном. Эти две темы взаимосвязаны, они переплетаются, потому что в жилищной сфере всё зависит от чиновников, а власть регионального уровня и муниципалитетов старая, заскорузлая, везде у нас кумовство и братовство.

– Вы живёте в Пятигорске, какая вообще сейчас общественно-политическая обстановка на КМВ? О чём говорят люди? Чего, на ваш взгляд, ждут?

Все, о чём думают люди, чего они хотят, всё это можно назвать социальным самочувствием. Это своего рода индикатор или реакция жителей на те преобразования, которые, во-первых заявлены, а, во-вторых, происходят или не происходят. И каждый из нас примеряет эти преобразования на себя. Социальное самочувствие связано напрямую с социальными благами – это гарантии государства. Социальное самочувствие жителя любого населённого пункта России зависит от того, как государство реализует свои социальные программы. Так что я считаю, что социальное самочувствие жителя КМВ не отличается от социального самочувствия других жителей России. Я назвал слагаемые социального самочувствия, а что касается его градуса, то тут сложно говорить даже за себя, не то что о жителях региона.

– Хорошо. Но вот, например, «Курорты Северного Кавказа» вот уже несколько лет планируют превратить регион Кавказских Минеральных Вод в «российские Карловы Вары». Вы, как человек, живущий в этом регионе, как считаете, удастся ли воплотить столь амбициозные планы в жизнь?

– Если разговор идёт о том, чтобы из КМВ сделать Карловы Вары, то там надо побывать, а я там не был. Я всегда отталкиваюсь от следующих вещей: прежде, чем что-то говорить, нужно знать. Говоря о том, происходит на КМВ, в частности в Пятигорске сегодня, то с точки зрения экономиста тут всё очевидно – нужно развивать курортную базу. Но при этом я задаюсь вопросом: что от этого получат жители КМВ? Я вижу, что центральная часть города выглядит достаточно презентабельно с точки зрения обывателя, но это очень небольшая часть от общей курортной зоны. Стоит пройти дальше – и всё, там ничего нет, никакой инфраструктуры. И вот я задаю следующий вопрос: а в Карловых Варах так же? Одни санатории, без какой-либо инфраструктуры? Что если ты вышел из санатория, а дальше и ступить-то некуда?

Я не знаю, что должно произойти, чтобы бальнеологическая база на КМВ стала такой же востребованной, как это было до новейшей истории России. А ведь раньше курорты заключали договор с частным сектором, обеспечивали его мебелью и всем необходимым, и когда не было мест в санаториях, люди жили в частном секторе, что свидетельствует об огромном количестве отдыхающих. При этом пропускная способность бальнеологической базы, база самих санаториев позволяла пропускать такой огромный поток людей. Возникает следующий вопрос: почему сейчас нельзя также поступить? А дело в том, что людям платить нечем. База-то осталась, но за всё надо платить и немалые деньги. А даже если и есть чем заплатить, не факт, что сейчас ты получишь профессиональную услугу.

Как житель Пятигорска я не вижу ничего общего с общественными интересами. Стоит спросить, что это даст местным жителям и как повлияет на их социальное самочувствие, как станет понятно, что все эти разговоры – лишь пыль в глаза. Весь этот бизнес зиждется на таких серьёзных федеральных бюджетных гарантиях, и получается, что государство у нас работает в интересах определённых бизнес-групп, лоббирующих свои интересы на всех уровнях власти. Поэтому все эти проекты работают по одной схеме: получение максимальной прибыли. Всё остальное на заднем плане.

– На сайте «Открытой газеты» указано, что вы работаете заместителем главного редактора по информационным технологиям. Переплетается ли эта работа с вашим блогом?

– Я сейчас работаю в «Открытой газете», в мои обязанности входит ведение сайта газеты, продвижение его в популярных социальных сетях и активное участие издания в обсуждении (комментировании) тех или иных повесток (проблем) дня, инициируемых федеральными органами власти на интернет-площадках. Но и на работе не забываю про свои аккаунты в ЖЖ и «Твиттере». Сейчас я веду сайт и аккаунты газеты почти целый день. Я мониторю все площадки ЖКХ, смотрю, какое внимание уделяется этому на повестке дня у председателя правительства и президента, в Совете Федерации. Как только появляется значимая информация, я тут же подаю этот материал: наш взгляд снизу на те или иные проблемы, которые обозначает федеральный центр. Работа в газете и личный блог – разные вещи, но фактически они переплетаются.

– Как в семье относятся к вашей деятельности блогера?

– Когда я искал работу, жена всё время говорила: «Я тебя прошу, не пиши ничего в ЖЖ». Вот как она к этому относится, по-вашему? Сейчас в семье к этому относятся как к моей работе, а тогда супруга с сыном понимали, что я стремился занять какую-то нишу, чтобы меня заметили и позвали на работу. И это действительно произошло: благодаря моему блогу я устроился работать в газету. Как сказала мне главный редактор, она увидела меня в социальных сетях. Ей нравится моя позиция – и теперь я работаю в «Открытой» заместителем главреда по информационным технологиям.

– Что для вас удобнее «Твиттер» или ЖЖ?

– Если ставить перед собой цель быстрой и сжатой передачи информации – это «Твиттер», ведь там идёт даже не обмен, а реакция на то или иное событие. Общаться там сложно: что можно уложить в 140 знаков? А если говорить об основательности, развитии тем и дискуссий – это ЖЖ.

Сколько времени у вас ежедневно уходит на ведение блога?

– После той истории с обращением к губернатору и президенту я был безработным, и время на ведение блога у меня было. Это было ещё связано и с поиском работы: я использовал все возможные интернет-площадки по трудоустройству. Сейчас блогосфера – это практически моё рабочее место. А так, если бы я тогда работал, то блогу были бы отведены вечерние часы. И даже неизвестно, были бы это часы или только минуты.

Подписывайтесь и присоединяйтесь к обсуждениям:
8065
Самую большую на КМВ воркаут-площадку открыли в Кисловодске
23 ноября 2017 18:01
Заниматься на ней могут как взрослые, так и дети

Дороги в Северную Осетию и Грузию «стоят» из-за снега
23 ноября 2017 14:34
Госавтоинспекторы рекомендуют водителям на время отказаться от поездок в данном направлении

Медиацентр ПГУ вошёл в десятку лучших в России
22 ноября 2017 19:16
Результаты конкурса на лучший медиацентр среди вузов страны подвели в Москве

В КЧР ввели в эксплуатацию мост на трассе к Архызу и Домбаю
22 ноября 2017 16:59
Длина реконструированного моста составляет 146 метров

Следуйте за нами
 
© 2014-2017 «Городские Журналы».  Все права защищены.
Согласно ФЗ № 436 от 29.12.2010 "О защите детей от вредоносной информации" сайт KMVTODAY.RU относится к категории информационной продукции, которую могут использовать дети, достигшие возраста 18 лет.
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.
netbyte