Кавминводы сегодня
Поиск
Президент Федерации воздухоплавания края Виталий Ненашев о разнице полётов на КМВ и в Архызе, проекте, который рассматривали в администрации главы государства и многом другом
«Если в Кисловодске несёт на стену, можно добавить температуры в шаре и проскочить»
13 ноября 2014 23:57

Парение воздушных шаров и их точное приземление в контрольных точках, которое видят зрители на земле, порой кажется изящным и совсем не сложным. Однако на самом деле, чтобы приблизиться хотя бы «на сантиметр» к такому мастерству, этому делу нужно посвятить годы тренировок, упорного труда и иметь отличную теоретическую и практическую подготовку. Об истории успеха, секретах мастерства пилотирования и о том, с чего начинать будущим спортсменам, «КМВ сегодня» поговорил с Виталием Ненашевым, президентом Федерации воздухоплавания Ставропольского края, который является организатором фестиваля «Кавказские Минеральные Воды – жемчужина России»

 – Виталий, как вы пришли в воздухоплавание? Я знаю, что вы были военным лётчиком и пилотировали фронтовой бомбардировщик Су-24. Как вы решились на такую кардинальную смену средства передвижения в воздухе?

Я пересел с самолёта на аэростат достаточно давно. Это было в 1994 году. В тот период я служил на Украине и не принял украинскую присягу. Тогда мне предложили вернуться в Забайкальский военный округ, но я отказался и решил уйти из армии, возглавив авиакомпанию «Русь». Тогда же появился в стране и первый воздушный шар. В те годы была сильная инфляция: заплатили мы за вертолёт, а получили аэростат. Это было в Кисловодске. Дальше был воздушный шар «Славяновская», и потом я стал менять воздушные шары часто, потому что стал их много эксплуатировать.

Сложно было переучиваться?

Если ты лётчик, то это не сложно. У меня на это ушло полчаса. Приехал инструктор, мы подняли шар. Он мне показал, как выполнять посадку и взлёт. Третий полёт я уже выполнил самостоятельно. Самолёт летит на скорости 1000 км/ч, а шар – 5 км/ч. Время реакции может быть растянуто сколь угодно долго.

Как в связи с этим изменилась ваша жизнь?

Никак. Воздухоплавание всегда для меня было хобби и никогда – предметом заработка. Если ты зарабатываешь этим деньги, то они опять же уходят на воздушные шары, потому что воздухоплавание можно приравнять к парусному спорту. Это очень дорогое удовольствие, и, если всё делать по правилам, оно стоит серьёзных денег. Ценники уходят за миллионы. Поэтому я занимаюсь большой авиацией, а воздушные шары – это всё-таки хобби.

– Вы первый российский пилот, который совершил полёт в Антарктиде. Что запомнилось больше всего, и каково это – летать в Антарктике?

Сама Антарктида – как космос. Айсберги, торосы…Находясь в Антарктике, понимаешь, что мир устроен совсем не так, как мы его себе представляем. Наша задача была приехать на полюс, выбросить парашютистов. С самого начала спецслужбы разных государств вставляли палки в колёса, и это запомнилось больше, чем сам полёт.

Наш путь лежал из Москвы через Париж, Сантьяго-де-Чили, Пунта-Аренас – самый южный город на земле. Все запчасти от нашего воздушного шара разбросало по всему миру, и посольство России в течение месяца старалось достать всё это оборудование и вернуть его в Чили. Когда всё это собрали, начались политические моменты. Чилийцы пошли против американцев и прочее. Получилась такая почти шпионская история. В конце концов, мы оказались в Антарктиде на острове Кинг-Джордж. Это на побережье. Там были чилийские военные базы, американские военные. Наша станция, кстати, абсолютно гражданская.

Когда мы подняли шар, был очень сильный ветер, который порвал все канаты. У нас был полёт «на привязи», но этого было достаточно, чтобы возник международный инцидент. Для стран, которые там присутствуют, такое казалось серьёзным проступком со стороны России. Это было в начале 2000-х, и тогда с нашей страной никто особенно не считался... После нас уже была экспедиция на вертолётах, а потом и на самолётах – ребята все-таки прыгнули с парашютами на Южном полюсе.

Как возникла идея проведения фестиваля воздухоплавания «Кавказские Минеральные Воды – жемчужина России»?

В 1997 году я съездил во Францию. Там в Лорейне раз в два года проходит аналогичный фестиваль. В тот год там летало 800 шаров. Подобных мероприятий в мире два: один в Альбукерке, другой – во Франции. В России были спортивные мероприятия: в Нижнем Новгороде и Рязани. Собрался с друзьями  Игорем и Станиславом Комоцкими, Володей Ярощуком – и решили попробовать. Тогдашний мэр Железноводска Анатолий Зубцов нас поддержал, хотя шёл неспокойный 1998-й год, с терактами и прочими проблемами. Но мы весьма успешно провели первый фестиваль, он «прозвучал» и получил краевую поддержку. Через три года фестиваль собрал уже 30 аэростатов, став крупнейшим в Восточной Европе. Потом мы переехали в Ессентуки, а сейчас проводим его в Пятигорске. Мы не гонимся за масштабом, нам важна стабильность. В России сейчас только два мероприятия – фестиваль в Великих Луках и у нас. Это два старейших фестиваля.

Что понимается под словом «стабильность»?

Финансовая. Когда в Железноводске всё начиналось, все поняли, что деньги не разворовываются, все схемы были абсолютно прозрачными. Проблем собрать деньги на фестиваль не было вообще. Сегодня это поставлено на бюджетную основу, и теперь, сколько денег мы получили, столько шаров и приехало. Люди, выделяющие деньги на проведение фестиваля знают, сколько стоит содержание одного шара. Соответственно, денег больше – шаров больше. И наоборот.

После ухода мэра Ессентуков, с администрацией Пятигорска встал вопрос на федеральном уровне, чтобы этот фестиваль не исчез. Мы здесь всех устраиваем. Мы много работаем с туристическими фирмами. Когда отдыхающие узнают, что в определённый период проходит фестиваль, они стараются купить путёвки в санатории именно в этот период. Есть люди, которые специально приезжают сюда не только ради лечения, но и ради полётов.

– Расскажите о самом спорте. Как и с чего начинать будущим спортсменам, которые могут себе это позволить? Что вообще для этого нужно помимо оборудования?

Прежде чем купить шар, имеет смысл получить пилотское удостоверение, потому что в противном случае это всё равно что купить машину, не имея прав. Сейчас предъявляются очень жёсткие требования к пилотским удостоверениям – экзамены принимает компьютер, там больше тысячи заданий, и ты должен глубоко понимать физику вопроса. Затем выдаётся техническое удостоверение специалиста гражданской авиации.

Владея воздушным шаром, ты или сам должен быть техником, или нанимать кого-то со стороны. Затем ты покупаешь воздушный шар, где хочешь. В России есть два серьёзных производителя. В Европе есть две или три фирмы. Процесс производства шаров не сложный. Но продавцов мало, так как сбыт не велик. Потом покупаешь высотомеры, рации, приборы GPS-навигации, внедорожник, прицеп...

От чего зависит выбор места полёта?

Это зависит от цели полёта. Если просто полетать, чтобы посмотреть виды, мы стартуем, например, в Пятигорске и летим, куда дует ветер. Если нужно летать над горами, мы сначала смотрим, какой ветер, выбираем точку старта, чтобы этот ветер вынес нас или на Бештау, или на Машук. Если нужен тренировочный полёт, мы выезжаем в горы или на поля – и тренируем взлёты и посадки.

Пожалуй, есть разница между полётами на КМВ и в Архызе?

Разница существенная. Первая проблема [в Архызе] – государственная граница, которая обрезает нам сектор в 180 градусов. Второе – половину сектора занимают горы. Если мы полетим на горы, рано или поздно кончится топливо, и мы сядем [в горах]. А в отличие от тех же Альп, у нас нет разветвлённой сети дорог и тоннелей. Мы в лучшем случае потеряем шар и хорошо, если выберемся. В Архызе можно летать в штилевых условиях рано утром при диапазоне высот в три с половиной километра. Но в горах есть роторные ветра, которые как жгуты летят горизонтально и могут буквально разбить шар. Такие катастрофы были. В горах опасно летать, когда солнце начинает пригревать склоны гор.

На Кавминводах ситуация противоположная. Здесь условия для полётов идеальные, одни из самых лучших на земле: летай – не хочу. Поэтому люди на фестиваль и едут. В Пятигорске приятно летать, в Кисловодске тоже летать абсолютно безопасно. Если там тебя несёт на стену, высота стены позволяет добавить температуры в шаре и проскочить её.

Где довелось полетать за всё это время?

Великие Луки, Москва, Петербург, Нижний Новгород, Волгоград, Ростов, если говорить о зарубежье – Антарктида, Чили, Франция, Австрия, Польша, Чехия, Грузия и Турция, которую пролетали вдоль и поперёк.

Есть ли у вас новые проекты?

Зимой будем летать в Альпах, в феврале вернёмся в наш Архыз, и есть перманентно существующий проект перелёта через Эльбрус. В свое время мы пришли в администрацию президента России и представили этот проект. Он понравился, но нам предложили сначала перелететь через Монблан, а потом уже через Эльбрус, чтобы показать европейцам, что Эльбрус выше. Ведь они там совершенно уверены, что Монблан выше. И тогда появляется смысл, спонсоры. Но этих людей уже там нет, а проект остался. Технически это решаемо, всё основательно просчитано – проект ждёт своего часа.

Подписывайтесь и присоединяйтесь к обсуждениям:
4270
Медиацентр ПГУ вошёл в десятку лучших в России
22 ноября 2017 19:16
Результаты конкурса на лучший медиацентр среди вузов страны подвели в Москве

В КЧР ввели в эксплуатацию мост на трассе к Архызу и Домбаю
22 ноября 2017 16:59
Длина реконструированного моста составляет 146 метров

Инновационный медицинский кластер построят в КЧР
22 ноября 2017 15:30
«Корпорация развития Северного Кавказа» начала разработку техзадания к проектно-сметной документации медкластера

Жителей КМВ будут омолаживать криозаморозкой
21 ноября 2017 18:12
Первая в регионе безазотная криосауна откроется в Ессентуках

Следуйте за нами
 
© 2014-2017 «Городские Журналы».  Все права защищены.
Согласно ФЗ № 436 от 29.12.2010 "О защите детей от вредоносной информации" сайт KMVTODAY.RU относится к категории информационной продукции, которую могут использовать дети, достигшие возраста 18 лет.
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.
netbyte